ВС предписал подумать над ремонтным национализмом

17-12-2014
Когда "Мерседес" Ирины Николаевой сломался во второй раз, дилер отказался вести его за свой счет за 1300 км из Мурманска в Санкт-Петербург, где был ближайший официальный техцентр. Она задумалась, где чинить машину, и выход нашелся в Норвегии – тут сервис был существенно ближе. Однако потом оказалось, что ни российский продавец, ни суды не считают его уполномоченным на ремонт. Однако Верховный суд решил, что в истории нужно разобраться еще раз.
авто
В конце апреля 2011 года Ирина Николаева приобрела за 3,5 млн руб. у российской дочки немецкого концерна Daimler AG – ЗАО "Мерседес-Бенц РУС" – автомобиль Mercedes (модель и точные даты последующих событий и суммы из документов вымараны. – "Право.Ru"). В октябре того же года машину на эвакуаторе пришлось за счет ремонтников везти из Мурманска в сервисный центр официального дилера ООО "Олимп" в Санкт-Петербурге, так как вышел из строя замок зажигания. На доставку ушло три дня, 11 ноября машина была готова, и Николаева отправилась за ней самостоятельно. На дорогу у нее тоже ушло три дня, а на за это время, до 14 ноября, в техцентре по ее заказу провели дополнительные работы.

В июне 2012 года, когда дефект проявился еще раз, оплачивать транспортировку машины, по ее словам, дилер отказался, а это "побудило истца обратиться к изготовителю транспортного средства", говорится в материалах последовавшего затем разбирательства. В сервисной книжке был указан сайт Daimler'а, а на нем нашелся ближайший сервисный центр – в Норвегии, в 300 км от Мурманска. Там и ремонтировали машину в дальнейшем. На первый ремонт ушло 18 дней, а в марте 2013 года ей там же 49 дней чинили подвеску.

Но когда в июле 2013 года неисправен оказался передний амортизатор, Николаева решила расторгнуть договор с ЗАО "Мерседес-Бенц РУС". На две свои письменные претензии ответа она не получила, и 8 октября 2013 года она обратилась в Октябрьский районный суд Мурманска (дело 2-6041/2013), где ее интересы представлял глава общества защиты прав потребителей "Легион" Вадим Сухов. Кроме расторжения договора, она неустойку, возмещение морального вреда и штраф – как минимум 10,5 млн руб.

Главным доводом стало то, что из-за неисправностей Николаева не имела возможности регулярно использовать данный автомобиль. В 2011 году она его "потеряла" на 32 дня, а в 2012-м – на 67, тогда как п. 1 ст. 18 о защите прав потребителей говорит, что в подобных случаях потребитель имеет право требовать расторжения договора, если срок превышает 30 дней.

24 декабря в удовлетворении иска было полностью отказано. Первая инстанция не согласилась с подсчетом дней, выкинув в случае 2011 года дни доставки машины из Мурманск в Петербург, а также отметив, что Николаева прибыла за отремонтированным автомобилем не в тот же день. Что касается поломок второго года, то суд вообще отказался учитывать гарантийный ремонт в Норвегии.

2 апреля 2014 года делом занялся Мурманский облсуд (дело 33-939/2014). В жалобе Сухов отмечал, что право покупателя на обращение к изготовителю товара с претензией основано на ст. 18 закона о защите прав потребителей, при этом территориальных ограничений там нет. Еще одним основанием для расторжения договора представитель Николаевой назвал существенность недостатка – только в марте 2013 года починили подвеску, как в июле с ней снова возникли проблемы. Кроме того, один из ремонтов занял более 45 дней, что превышает установленный законом срок и также является самостоятельным основанием, для расторжения договора по тому же п. 1 ст. 18 "потребительского" закона.

Но апелляция согласилась с мнением райсуда. Во-первых, в определении облсуда отмечено, что сроки доставки машины в Петербург засчитывать неверно – "только осуществив приемку автомобиля ООО "Олимп" определило гарантийный характер ремонта". Во-вторых, вторая инстанция поддержала первую в том, что период 11-14 ноября учитывать на надо, так как в эти дни Николаева заказала дополнительные услуги, потом включив срок их проведения в гарантийный ремонт. Также облсуд согласилась с районным в том, что факт невозможности использовать машину во втором году гарантии более чем 30 дней не доказан. Николаева, по мнению судей, нарушила условия продажи машины, обратившись в организацию за пределами РФ, а обстоятельства, что ей отказали в ремонте в России, не установлены. Доказательств, что норвежский сервис является изготовителем суду не представлен, а в понимании закона о защите прав потребителей он не является уполномоченной организацией, поскольку находится за пределами РФ, констатировала коллегия.

С отказом заявительница не смирилась, и в Верховный суд ушла кассационная жалоба. Вчера, 16 декабря, дело слушала тройка судей в составе Сергея Романовского, Александра Киселева и Вячеслава Горшкова. "Суды определяли длительность ремонта и где он проводился вместо того, чтобы определять, как долго автовладелица не могла пользоваться автомобилем, – говорил докладчик. – Именно поэтому дело сейчас тут".

– Ответчик ссылается на то, что с 11-го по 14 ноября [2011 года] проводились негарантийные работы. Мы это не отрицаем, но это не отменяет того, что мы не могли ранее добраться, поэтому мы их [работы] и заказали. Считаем, что суд необоснованно не учел эти дни. Фактически Николаева не могла использовать товар, – дополнил доклад представитель истца Сухов.

Что касается ремонта в Норвегии, то по его словам, выбор станции техобслуживания был мотивированными. "Нам отказались оплачивать эвакуатор, у нас на руках документы с указанием сайта изготовителя, и мы нашли ближайший центр", – сказал он. Сухов подчеркнул, что по закону имеется возможность обратиться, в том числе и к производителю, а он непосредственно не обязан чинить машины. "Мы так и посчитали, что изготовитель привлек сервисный центр как третье лицо", – так представитель Николаевой ответил на вывод апелляции, о том, что не была доказана тождественность понятия "изготовитель" и сервисного центра в Норвегии. "А если мы не имели права это делать, то это как минимум введение потребителя в заблуждение. Мы понимали, что нам представлена международная гарантия, а по факту, когда спор возник, мы ее получить не могли", – резюмировал Сухов.

В ответ представитель "Мерседес-Бенц РУС" Антон Мальцев заявил, что его компания сделала все необходимое. "Мы понимаем, что права истца нарушались – были поломки. Как минимум три. Но они устранены, ремонт произвели и машину получили без претензий. Гарантия продлевалась на срок ремонта. Взыскание тройной стоимости машины… Оснований к этому нет", – говорил он. По его мнению, суды двух инстанций были правы, когда не включили дни транспортировки машины в 30-дневный срок, дающий возможность потребителю требовать расторжения договора. "Срок 30 дней коррелирует с обязанностями продавца. Если везем мы – срок засчитывается. Если везет покупатель, то мы платим, но срок не учитываем", – разъяснил Мальцев.

– А что нарушила Николаева, когда отвезла в машину в официальный сервис-центр в Норвегии? – поинтересовался судья.

– Договор, который выполняет продавец по территории России, и второй документ – по международной гарантии. Она могла пользоваться ей, но с оговоркой. Эта гарантия действует в каждой юрисдикции по местным законам… – ответил Мальцев. По его словам, в каждой стране техцентры создаются не зря, а с учетом местной специфики, так же идет комплектация центров деталями: "В РФ из-за плохих дорог машины ломаются часто и вот почему мы хотели ремонтировать в Петербурге", – сказал он. По словам Мальцева, в российском центре машину бы починили за два дня.

– В Норвегии иные сроки для гарантийного ремонта? То, что вы про запчасти и дороги говорите, потребителю это мало интересно. Он сдает машину и хочет ее получить. Конкретно есть ли разница по сервису? – продолжала спрашивать коллегия.

Мальцев не нашелся, что ответить, но продолжал настаивать, что все нужно рассматривать в призме законодательства той страны, где происходит ремонт. Тогда ему на помощь пришла его коллега Екатерина Ерова.

– Вы спрашивали, что же нарушил истец? Ничего, – сказала она. – "Мерседес" дает преимущество клиенту, оказывая сервис в любой стране. Но нельзя же возлагать ответственность на российского продавца за работу сервис-центром других государств.

– Хорошо, а вы [покупателя] проинформировали о возможных проблемах по срокам и их учету? – поинтересовался судья.

Представитель замялась и в итоге сообщила, что Николаева все же кое-что нарушила – "наши права, не обратившись к нам за ремонтом".

– А миром не хотите дело уладить? – спросил кто-то из судей коллегии, но оказалось, что представители на это не уполномочены.

Совещались судьи около 10 минут. По их решению апелляционное определение подлежит отмене, а дело отправлено на новое рассмотрение.

Адвокат Алексей Михальчик оценил решение Верховного суда положительно. "Мне нравится, что в последние время ВС принимает решения, в которых приоритеты расставляются в пользу потребителя как слабой стороны", – сказал он. По его мнению, ВС, по сути, дал указание разобраться в количестве дней, когда истец не мог пользовать машиной и из этого исходить при определении нарушения прав потребителя.

По мнению адвоката Александра Боломатова, партнера юрфирмы "ЮСТ", ситуация должна разрешиться в пользу потребителя. "Суды принимают справки о лечении или образовании, полученные вне РФ. Непонятно, почему к ремонту автомобиля отношение иное. Очевидно, что я могу в любом месте осуществлять ремонт и данный факт должен приниматься во внимание для целей доказывания в гражданском процессе. В данном случае это сделано не было, хотя ситуация очевидна – российские специалисты не смогли сделать ремонт, другие сделали, но суд отказался это принимать", – говорит он. По его мнению, в мотивированном определении ВС может быть разъяснение, что "доказательства – это не только российские документы".

Иного мнения придерживается Ирина Рождественская, заместитель директора юргруппы "Яковлев и партнеры". "Чтобы российские официальные дилеры принимали во внимание ремонты и обслуживание по международной гарантии, это должен сделать изготовитель и предусмотреть в своих договорах с дилерами, дистрибуторами, представляющими его интересы в России", – сказала она. Отвергать целиком логику судов двух инстанций, по ее мнению, тоже не нужно. Суды согласились с доводами ответчика, что полномочия норвежского сервисного центра на проведение гарантийного ремонта не были подтверждены, а потому он и не был признан таковым, обращает внимание Рождественская. "Возможно, если бы потребитель заявил иск к изготовителю, а не к российскому продавцу, и изготовитель бы подтвердил полномочия своего норвежского центра, то факт гарантийного ремонта за рубежом мог быть принят", – говорит она и в подтвердение приводит цитату из судебного акта апелляции: "Во внимание судом принято и то обстоятельство, что иск предъявлен к продавцу, а не изготовителю".

Автор: Светлана Меркулова, портал ПРАВО.ру


Добавить в закладки
ВОПРОС ЮРИСТУ
Юридическая консультация онлайн
Нашли ошибку?
поиск

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите ctrl+enter

ПОПУЛЯРНОЕ
       о проекте             

ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К НАМ
Объединение потребителей России в ФейсбукОбъединение потребителей России нв канале ЯндексДзенГруппа ОПР в ФейсбукеОбъединение потребителей России в ВКонтакте

 
РЕКОМЕНДУЕМ ПОСЕТИТЬ

Объединение потребителей России Объединение потребителей в Москвезащита прав потребителей в Подмосковье
Проект "Знак качества"Народное большинство России Школа муниципального политика


Система Orphus